Гостиница "Донбасс Палас"

От Ильича до Ильича

В 1957 году Никита Сергеевич Хрущев посетил практически родной Донецк. Кульминацией пребывания генсека стала речь на центральной площади города. Со второго этажа здания обкома партии (изначально – Окружком, ныне – Ворошиловский райисполком) он вышел на балкон (второй этаж здания). Начался импровизированный спич, на которые был так горазд Никита Сергеевич. Коснулся продовольственного вопроса. Глава страны в своем стиле кричит собравшейся внизу публике: "А что, земляки, как с питанием". В ответ - невразумительный разнобой. Желая конкретизировать, Н.С. вновь горланит: "Мясо есть?" "Есть!" - следует достаточно единодушный ответ. "А картошка?" - допытывается настойчивый Н.С. "Нету!" - почти столь же согласно ревет публика. "Нету?" - переспрашивает глава. - "Ну тогда спрашивайте с Казанца! Донбасс должен хорошо питаться. Когда я здесь жил, еду возили возами и все было".

Азовская губерния

Предыстория основания города Донецка

Заселение земель в районе Донецка было начато запорожскими казаками, которые, осваивая в XVII в. водный путь по Кальмиусу к Азовскому морю, создавали вдоль него укрепленные хутора-зимовники. Из зимовника, расположенного на правом берегу Кальмиуса, в последующем образовалась слобода Александровская, а несколько ниже — зимовник Мандрыкино. Население увеличивалось за счет беглых крестьян — украинцев и русских, которые бежали в донецкие степи, спасаясь от помещичьего гнета. Основным занятием было земледелие и скотоводство.

Кондратий Булавин

Восстание под руководством Булавина

ВОССТАНИЕ КРЕСТЬЯН И КАЗАКОВ ПОД РУКОВОДСТВОМ КОНДРАТИЯ АФАНАСЬЕВИЧА БУЛАВИНА (1708–1709) – третье крупное протестное движение крестьян, казаков, отчасти городских низов в России. В дореволюционной русской науке (Н.И.Костомаров, С.М.Соловьев, В.О.Ключевский, Б.Н.Чичерин) называлось «бунтом», в советской (Е.П.Подъяпольская, В.И.Лебедев, В.И.Буганов, А.П.Пронштейн) получило наименование Третьей крестьянской войны (после Восстания под руководством И.И.Болотникова и Крестьянской войны под руководством Степана Разина).

Здание библиотеки им. Крупской

Город особого режима

После войны разрушенный Сталино надо было восстанавливать, по сути, заново. Требовался новый генеральный план развития города. Лучшие градостроительные умы под чутким партийным руководством поднатужились – и родили проект. Но без утверждения в высших инстанциях это была просто бумажка. И пошел план по инстанциям. Как думаете, кто поставил решающую подпись? Незабвенный Лаврентий Павлович Берия! Он в формате заместителя председателя Совета министров СССР отвечал тогда за «режимные» территории. А Донецк был режимным городом – без вопросов!

Нестор Махно

Между Артемом и Буденным

Новый, 1920 год войска большевистского Южного фронта решили встретить боевыми подвигами. 31 декабря 1919-го Первая конная армия под командованием Семена Буденного начала бои за Юзовку. Операция не была слишком длительной: уже 3 января рапортовали о ее успешном завершении. Множество пленных деникинцев, бронепоезд «Грозный» и 2 миллиона пудов угля – такими были трофеи. Навела в донецких степях шороху Первая конная. «Будет белым помниться, как травы шелестят, когда несется конница рабочих и крестьян»…

Юзовская железная дорога

Белая армия, черный шахтер

Сентябрь и первая половина октября 1919 г. были временем наибольшего успеха антибольшевистских сил. Успешно наступавшие войска Деникина к октябрю заняли Донбасс и обширную область от Царицына до Киева и Одессы. 6 октября деникинцы заняли Воронеж, 13 октября — Орел и угрожали Туле. Большевики были близки к катастрофе и готовились к уходу в подполье. С середины октября 1919 г. положение белых армий Юга заметно ухудшилось. Тылы были разрушены махновским рейдом по Украине, большевики заключили перемирие с поляками и с петлюровцами. В октябре Красная армия перешла в контрнаступление. Зимой 1919-1920 гг. деникинские войска оставили Харьков, Киев, Донбасс, Ростов-на-Дону.

Особняк Юза

Дом Юза

На улице Клинической, дом 1, около больницы «Шлаколечебница» (Ленинский район Донецка), нельзя обойти вниманием красивый двухэтажный особняк с одноэтажным строением, которое примыкает к нему с тыльной стороны. Этот особняк с необычным для нашего города архитектурным стилем долгое время был известен под названием «Дом Свицына».

Монумент "Жертвам фашизма". 1966 год. Фото О. Иванова

Прогулки по Донецку-2: Ленинский проспект. К сияющим вершинам

«В четвертом часу затравленная «Антилопа» остановилась над обрывом. Внизу на тарелочке лежал незнакомый город. Он был нарезан аккуратно, как торт. Разноцветные утренние пары носились над ним…. Дорога петлями падала с обрыва. «Райская долина, — сказал Остап, — Такие города приятно грабить рано утром, когда еще не печет солнце»...» Великий Комбинатор, конечно, говорил это в иных краях. Но мог бы – и о городе Сталино, случись ему в 1930 году бросить взгляд на наш городок. С высокой горки. С той, что к западу от центра. Восходящее солнце било бы в глаза усталым антилоповцам. А из-под их ног ниспадала бы улочка, которую (как они узнали бы впоследствии) местные аппаратчики назвали «проспектом Металлургов».

Князь Сергей Викторович Кочубей

Человек, который мог основать Донецк

Концессию на производство рельсов в наших краях Джон Юз переполучил, как известно, от князя Сергея Кочубея. Принято думать, что это произошло по причине “недбалости” князя. Но возможно, все было не так просто, и передача концессии была тонкой стратегической игрой.

В Юзовке

Из чего получилась Юзовка

В 1989 году в Принстонском университете (США) вышли две книги израильского историка. Теодора Фридгута - «Юзовка и революция. Жизнь и труд в российском Донбассе, 1869–1924» и «Юзовка и революция. Политика и революция в российском Донбассе». В середине 90-х они попали в руки Дмитрия Корнилова – донецкого журналиста, свободно владевшего английским языком. Дмитрий сделал перевод нескольких глав первой книги, эти тексты были опубликованы в газете «Донецкий кряж», где он работал. Ознакомиться с ними можно на сайте Infodon. Однако в полном объеме на русский язык эти книги официально не переводились. Между тем, при той скудости исторического материала, которым отмечена ранняя история города, фундаментальный труд Фридрута бесценен, пусть и не все оценки израильского профессора кажутся адекватными.

Карта района реки Северский Донец

Судоходство в Донбассе: Часть 1. Порт «Макеевка». Конечная

Многие авторы, пишущие об истории Донбасса, часто затрагивают тему водных ресурсов. Статьи посвящены питьевой воде и водопроводам, проблемам гидрологии и качеству подземнх вод, гидрологии рек, природным явлениям – дождь, снег, град. Часто рассматриваются проблемы поливного земледелия в засушливых степях. Но никто не обсуждал проблемы транспортного судоходства по рекам Донбасса.

Рацион донецких горняков

Рацион юзовского шахтера

по книге Т. Фридгута “Юзовка и революция” Как питались наши предки в Юзовке в начале века? Не те, которые побогаче, кто мог себе устрицы прямо из Парижа выписывать (такие всюду одинаково едят, хотел написать другое слово), а самые простые шахтеры. На этот вопрос мы вновь попытаемся ответить с помощью израильского историка Теодора Фридгута, издавшего единственное солидное исследование о ранней истории Юзовки. Фридгут утверждает, что, с точки зрения сферы потребления, Юзовка всегда была трудным местом. И дело не в дороговизне (рост цен с 50-х годов прошлого века до начала нынешнего составил, по разным оценкам, от 15 до 50%). Зарплата в крае...

Канализационный люк

Идя по улице – смотри под ноги! История канализационных люков Донецка. Часть 1

История любого города пишется не только словами, но и объектами, собственно, его составляющими: домами, дворцами, административными и культовыми зданиями, рынками, площадями. Год за годом город разрастается, расширяет свои границы, в нем появляются новые районы, дороги, мосты, а между ними …канализационные колодцы. Однако если дома и улицы внушают уважение, а иногда и священный трепет: «О, здесь ступали ноги великого…!», то крышки смотровых колодцев, как сущности заведомо низменные, ничтожные, недостойные того, чтобы на них обращали внимание, оказываются вне поля зрения и в жизни способны вызвать только усмешку: «Подумаешь, крышка…»